У меня есть очень тёплые воспоминания

У меня есть очень тёплые воспоминания, они есть у каждого человека, но каждого очень-очень свои.

Помните фильм «Тегеран 43», где героиня Н. Белохвостиковой вспоминает детство в Тегеране? У меня точь-в-точь воспоминания о детстве в Азербайджане, но это не Баку. Хотя все мои бакинские клиенты утверждают, что я бакинка. Я и правда очень хорошо вписываюсь в бакинский образ, кроме того, я знаю менталитет азербайджанцев, потому они думают, что думают, но я совсем-совсем не бакинка.

Я родилась в очень маленьком городе на российском Донбассе и в возрасте 4-х месяцев меня перевезли (и это был первый в моей жизни полёт) в Азербайджан, на советско-иранскую границу, в военный гарнизон, в котором тогда служил мой папа. Этот гарнизон, к слову, существовал и во вторую мировую, у него своя история, о которой я узнала благодаря группе в соцсети «Одноклассники», и только за то, что я увидела там наш родной Hagi-Kabul, я благодарна этой сети.

Возвращаясь к теме. У меня есть воспоминания о тёмных вечерах, о тарантулах, змеях, скорпионах, о жутких водорослях в Каспии, об ужасно горячей скамейке в военном тягаче, на котором нас по выходным возили на море купаться, о рыбалке на озёрах и жутком количестве черепах, я их боялась и боюсь до сих пор, монстры какие-то. О бесконечных ночных землетрясениях, о чёрной икре, как о ежедневном рационе и о крысах на первом этаже нашего дома, которые решили оставить потомство у нас в ванной.

… О том, как приезжала машина с водой, потому что из-под крана пить было нельзя, но мы всё равно пили, о том, как в Новруз (мусульманский праздник весны) азербайджанцы одаривали всех подарками разного качества и непременно — белыми в виде шишечек конфетами. О том, как свежее молоко азербайджанка из соседнего аула ставила у двери квартиры, мама, как и все, кто заказывала свежее молоко, а оставляли деньги у порога, азербайджанка их забирала и оставляла молоко. Бывало, что можно было проследить следы крыс от банки с молоком до… Ну, в общем, вы поняли.

Как мы с папой и мамой ходили по дороге от гарнизона до аэродрома просто гулять, под ногами — потрескавшаяся земля, потому что Азербайджан — это много климатических зон, включая почти пустыню, и как я впервые увидела жука-скарабея и тыкала в него палкой, а мама сказала, мол, ну это же какаааашкиии, а я была удивлена: скарабей толкает впереди себя огромный шар из какашек, и ему не пахнет. Как однажды стадо овец переходило ту самую дорогу и я не успела убежать и попала в самое чрево стада, мама хохотала, кричала мне, просила не бояться, а они, эти бараньи шубы, очень мягкие, как пух, окружали меня и я, конечно, испугалась и, поскольку была мала и не очень высока ростом, чуть не задохнулась, до сих снится по ночам то удушье. А однажды мы так вот шли по той дороге и нас окликнула женщина, замотанная вся в тёмный платок, мы сначала подумали, что у неё что-то случилось, поспешили к дому, а она пригласила нас во двор, показала на печь в земле, объяснила, как могла, русского не знала, в аулах там вообще иранцы жили, даже не азербайджанцы, ну и вот она пыталась объяснить, что только-только испёкся хлеб. И я помню этот хлеб, хотя вообще-то не должна бы, мне было меньше 4-х лет.

А голос муэдзина, призывающий к молитве, стал причиной моей любви к Египту. В 1996 году я впервые прилетела в Хургаду. Через неделю поехала на рейсовом автобусе в Каир и на каждой остановке выходила и видела то, к чему привыкла в раннем детстве: старики сидели на деревянных стульях посреди дороги (в Каире тоже: идёшь по тротуару, а они тут вот, расположились со своими стульями, все в халатах и в папахах, независимо от времени года) и курили кальян, играя в нарды. И для меня это было возвращение в детство.

Нет больше того Азербайджана, хотя в 2007 году я ещё успела подышать воздухом из детства в Баку: соль, море, нефть, горячее солнце, всё то, чем пахнет детство до сих пор.

Хотя, когда в 2012 году я ездила в Сангачалы, это населенный пункт в 80, по-моему, км от Баку, там недалеко музей под открытым небом, стоянка древнего человека, природный парк-заповедник Гобустан, и там же — вулканы, папа рассказывал, что они с сослуживцами с военной базы в Сангачалах мотались купаться в грязевых источниках на вулканах, в общем, Сангачалы я тоже помню и вот там-то всё было как в детстве: воздух тот самый, с примесью нефти и горячего-горячего солнца, да и пейзаж знакомый и родной: куда хватает взгляда, — полупустынная степь и вышки с факелами.

Опубликовать в Facebook
Опубликовать в Google Buzz
Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники
Опубликовать в Яндекс

Комментировать